Бескунниково? Бескурниково? Бескудниково!

Когда в 1960-е годы вокруг Москвы сомкнулась кольцом автомобильная дорога, в составе города включили десятки населенных пунктов. Среди них была и деревня Бескудниково.
Она впервые упоминается в писцовой книге 1580-х годов: «За Овдотьей Индриковою да за ее сыном недорослем за Некрасом старое мужа ее поместье деревня Безкунникова на речке на Лихоборке, у них двор вдовий с детьми, да три двора крестьянских, людей в них тож». Почему Бескунниково? Слово «куна» означало денежную единицу, вообще деньги, а также налог. Отсюда две основные версии: либо здесь жили очень бедно и денег в глаза не видели, либо были освобождены от податей.
Деревенька располагалась справа от Дмитровской дороги, вблизи пространного оврага, где Лихоборка принимала небольшой приток, ручей Ржавец. В XVII веке новые владельцы перенесут ее на две версты от реки. В документах появляются еще два варианта названия — «Безскудниково», и «Бескурниково». Очередной хозяин, Петр Савин, дарит деревню сестре Петра Великого — Наталье Алексеевне. Чем был вызван этот шаг, мы не знаем, но Савин остался доживать свой век в Бескудникове, управляя царским имением, приписанным к селу Тайнинскому.
XVIII век не принес местным землям ничего хорошего, деревня перешла в удельное ведомство, суглинистая почва не давала значительного урожая. Население Бескудникова в 1765 году составляло 50 человек, из них 19 через пять-шесть лет умерли во время эпидемии чумы. А вот к концу XIX века, после крестьянской реформы, численность населения начинает расти: в 1898 году — 187 человек. Держат коров, производят нехитрые предметы крестьянского обихода, осваивают отхожий промысел, благо Москва рядом. Неурожайная глинистая земля вдруг приносит выгоду: московский купец 2-й гильдии Денисов строит в Бескудникове кирпичный заводик. Крестьяне, не торопятся на него трудоустраиваться, ибо получают от купца неплохие деньги за использование их земли, и рабочих приходится нанимать на Хитровом рынке.
Советская власть форсировала развитие околомосковских мест. Рядом с Бескудниковым построили еще заводы — второй кирпичный и кожевенный. Железнодорожная станция, открытая в 1900 году, значительно увеличила свою пропускную способность. В 1930-е гг. к северу от деревни вырос одноименный рабочий поселок. Его население быстро достигло 15 тысяч человек — а в деревне-то вряд ли когда-то было больше трех сотен жителей. Справочники тогда сообщали: «Ст. „Бескудниково“ — 10 км от Москвы. Направо и налево от станции в радиусе до 1 км расположен ряд карьеров, в которых много и белого, и красного карася. Берега и подходы к ним хорошие. Ловится в основном средний и мелкий карась. Изредка попадается и крупный белый».
В 1960-е годы территорию начнут застраивать жилыми домами. И увы, ее в полной мере коснется проблема советских градостроительных диспропорций, о которых в 1987 году писал москвовед Лев Колодный: «В XX веке устремившаяся к верховьям Яузы Москва быстро застроила необозримые пространства однообразными многоэтажными зданиями, подняла стены современных „мануфактур“… Однако нет пути сюда (хотя всего двадцать километров от центра) артистам, художникам, музыкантам. Не знают сюда дороги симфонические оркестры и знаменитые исполнители, не стремятся туристы, поскольку нет здесь ничего особенного, из-за чего можно было бы спешить издалека… Новым кварталам не хватает архитектуры, выставочных и концертных залов, водных бассейнов, спортивных залов…»
Кое-какие из перечисленных проблем к нашему времени все же решены, некоторые только усугубились. Это не значит, что решить их нельзя. Было бы желание.
Павел Гнилорыбов, историк-москвовед

Добавить комментарий

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на nash-sever.info с указанием источника в тексте материала. Под использованием понимается любое воспроизведение, распространение, доведение произведения до всеобщего сведения, перевод и другая переработка произведения и другие способы использования, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest