«Клянусь, сборщики были». Самовыдвиженец в депутаты Госдумы от САО Алексей Мельников рассказал о сборе подписей

В Ленинградском избирательном округе (198-м) есть сразу два самовыдвиженца, которые собрали почти 16 тыс. подписей жителей для участия в выборах в Госдуму: ответственный секретарь ОНК Москвы Алексей Мельников и районный депутат Щукина Анастасия Брюханова. Многие жители округа были удивлены, узнав, что Алексей Мельников успешно собрал необходимые подписи, так как они не видели сборщиков и агитаторов от его кампании. «Наш Север» связался с политиком и спросил у него, на какие деньги идет кампания и почему он уверен в своей регистрации.

Как прошел сбор подписей?

Очень тяжело. У меня рука до сих пор отваливается. В какой-то момент я даже думал, что она сломана. Слава богу, все проходит. Она вся в мозолях, твердая, как камень. Нужно столько бумажек собрать, ужас. Это неправильный заградительный барьер, который должен быть отменен.

Нужно было подписать и поставить дату на почти 4 тыс. подписных листов, что очень тяжело. Все прошло в невероятно быстром режиме, так что для меня этот месяц выпал из жизни. Я только и успевал, что заниматься подписями и периодически ходить по тюрьмам, чтобы не оставить без наблюдения следственные изоляторы и отделы полиции Москвы.

Активно за вас люди подписывались?

Сложно сказать, но в конце концов мы собрали подписи, поэтому да, активно. За меня подписывались сотрудники, студенты, люди, связанные с МАИ. Я в прошлом занимался профсоюзами и студенческими объединениями в этом университете, там меня поддерживают. Мне помогали местные муниципальные депутаты.

Нам помог кот по кличке Рыжик. Кот потерялся в Хорошевском районе, хозяин к нам обратился, попросил помочь найти, мы помогли. За время поиска кота собрали немало подписей. Рыжик, кстати, нашелся.

В каких в основном районах собирали подписи?

Сокол, Тимирязевский. В последнем на протяжении всего времени были сборщики. В Хорошевском собирали лишь тогда, когда искали кота. В Савеловском не так активно собирали.

Основной упор был на институты и предприятия. И, конечно, поквартирный обход.

Как вы собирали подписи в университетах и на предприятиях? В вузах чаще всего запрещена политическая агитация.

Не буду вам расшифровывать. Но без помощи администрации.

Если бы у нас были деньги и возможности, как у [политтехнолога Максима] Каца, мы бы еще потратились на уличную кампанию. Но увы и ах.

Некоторые жители пишут, что не видели ваших сборщиков в своих районах. Как вы отвечаете на это?

У нас публичная часть кампании шла каждый день. У нас есть разные сообщения вроде «сегодня выгнала сборщиков Мельникова у своего дома, потому что считаю его негодяем» или «достали сборщики Брюхановой и Мельникова, которые шляются по квартирам». И в то же время есть сообщения, что сборщиков не видели. Клянусь, они были.

Сколько человек участвовало в сборе?

Мы сдали нотариальные доверенности на 98 человек [для подачи подписей в ОИК], всего работало не больше 150 человек, еще было немного волонтеров, которые вели публичную часть кампании. Однако мы не делали большой упор на публичную часть, как, например, Анастасия Брюханова. У нас не хватило денег — публичная часть сбора очень дорогая.

Значительная часть сборщиков — это студенты МАИ, МАДИ, МГСУ и вузов в САО.

Возникли некоторые проблемы с некоторыми сборщиками. Одного человека мы поймали на нехороших вещах. Он недобросовестно исполнял взятые на себя обязанности, так скажем.

На какие средства собирали подписи?

Нам денег прислали не очень много, так что преимущественно это мои средства и моих знакомых предпринимателей. Не олигархов, а просто предпринимателей, которые со мной давно знакомы.

Согласно финансовой отчетности кандидатов о поступлении средств на избирательные счета, Алексею Мельникову на 5 августа пришло 285 тыс. рублей, из них 266 тыс. было потрачено. Для сравнения: Анастасия Брюханова собрала почти 22 млн рублей, из них потрачено 21,5 млн. Самовыдвиженец Роман Юнеман, баллотирующийся по Чертановскому округу и сдавший подписи, собрал 16,2 млн рублей, из них потрачено 15,7 млн.

Сколько вы платили волонтерам за подпись?

По большей части мы собирали на безвозмездной основе, но кому-то платили. Среди сборщиков много моих бывших студентов, которые сейчас трудятся в моих объединениях. Они решили мне помочь, за что я им благодарен.

Сколько я потратил на сбор подписей, я озвучу недели через две, когда мы расплатимся с ребятами.

Как вы считаете, какой процент брака найдут в ваших подписях?

У меня нормальные подписи. Я уверен, что у Брюхановой подписи лучше, потому что у них ресурсов больше. На приеме подписей присутствуют члены комиссии, если все сделать не по правилам, никто эти подписи не примет. Если есть за что докопаться, то у власти не будет проблемы показать: «Вот, смотрите, дурак принес плохие подписи с мертвыми людьми» или с другими проблемами.

Я уверен, что и меня, и Брюханову зарегистрируют. Это сугубо политическое решение, и я не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы произошло обратное. В округе сильны протестные настроения. Отказ в регистрации Брюхановой — это просто подарок для «Яблока». Если ее зарегистрируют, у нее все шансы выиграть. Она соцсети ведет не очень хорошо, но с тем, как [политтехнолог Максим] Кац работает в поле — с этим сложно состязаться. Так что основная конкуренция будет между Брюхановой, Литвинович и Хованской.

Решение о регистрации или отказа в ней Алексея Мельникова и Анастасии Брюхановой ожидается на этой неделе.

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на nash-sever.info с указанием источника в тексте материала. Под использованием понимается любое воспроизведение, распространение, доведение произведения до всеобщего сведения, перевод и другая переработка произведения и другие способы использования, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest