Москвич Михаил Лебедев об ассирийской диаспоре и обувной будке на Войковской

Житель САО Михаил Лебедев в своем посте вспоминает о трамваях, будке «Чистка обуви» на Войковской и ассирийцах в Москве. «Наш Север» с разрешения автора публикует его воспоминания.

«Войковская. И говорит мне ассириец-продавец…»

Но на самом-то деле ассирийцы не были продавцами. То есть, конечно, отдельные представители могли встречаться, но не это было главное. Слушайте.

Когда я был маленький, мы жили на «Водном», а бабуля моя жила в коммуналке на «Войковской», знаете этот огромный дом на углу Ленинградки и Космодемьянских.

В поездках к бабуле была масса плюсов. Во-первых, можно было вдоволь полюбоваться на трамваи, как они звенят и ездят по рельсам, и как стрелки на этих рельсах перескакивают — на Водном трамваем не было. Во-вторых, в комнате бабулиной были широченные подоконники, и если налепить из пластилина солдатиков или футболистов — можно устроить на подоконнике или сражение, или футбольный матч. Ну и еще всякие радости жизни.

А еще у входа в метро стояла будка «Чистка обуви», вот на Водном я не помню такой.

Будка была — чистый восторг! Все эти шнурочки, баночки с кремами, тюбики — совершенно чарующий аромат! Прям хотелось поскорее стать взрослым, чтоб услугами будки воспользоваться!

Один был минус: в будке сидел совершенно зверского вида старик, явно нерусского происхождения, в огроменной кепке и с золотыми зубами. Бармалей из сказки, только одетый по-цивильному. Натуральный злодей и джихадист, игиловец (организация, запрещенная на территории РФ — прим.авт.)! И хотя он почти всегда улыбался — но лично я его боялся прям до дрожи.

А потом мы перебрались на Северную рабочую окраину.

И в доме нашем на пятом этаже проживала женщина яркой достаточно восточной внешности, назовем ее условно Раиса Михайловна.

В народе Раиса Михайловна считалась армянкой и чуть ли не принадлежащей к некоей «армянской мафии». Впрочем, тому было объяснение. Близость кинотеатра «Ереван» накладывала отпечаток на образ мыслей аборигенов, и любой нерусский человек у нас по определению считался армянином, а всякая мафия — армянской. Не считали армянами только негров, которые обучались в Тимирязевской академии, что тоже у нас неподалеку.

Первые несколько лет мы с Раисой Михайловной общались на уровне «здрасте-здрасте». А потом однажды у нас завелась собачка, а у нее был пуделек, короче, как все собачники — быстро подружились. И однажды рассказала Раиса Михайловна следующее…

Вовсе она не армянка. Она — ассирийка! Причем из какого-то уважаемого ассирийского княжеского рода, или как он у них называется, короче — благородных кровей. И что ассирийцев в Москве довольно много, целая диаспора. А главное, что вот эти обувные будки — это их национальный здесь как сейчас сказали бы «бизнес», и идет это едва ли не царских времен, держат, так сказать, поляну! И что ее дядя когда-то был как опять же скажут сейчас — «смотрящим», чуть ли не по всей Москве главным!

Тут-то я и вспомнил Бармалея с «Войковской», и всё, как говорится, стало на свои места. Так что насчет «мафии» народная молва в чем-то оказалась права.

Но только тогда ни самой будки, ни Бармалея там давно уже не было…

Сейчас про ассирийцев, конечно, все знают. Но тогда — реальный был у меня небольшой культурологический шок! Я думал — они только в учебниках истории остались!

Да, и если сегодня мне лично чего-то не хватает в пейзаже на «Войковской» — то вот этой вот будки…

Орфография и пунктуация автора сохранены.

В своем блоге Михаил часто пишет о прошлом и настоящем Северного округа.

Фото: pastvu.com

Добавить комментарий

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на nash-sever.info с указанием источника в тексте материала. Под использованием понимается любое воспроизведение, распространение, доведение произведения до всеобщего сведения, перевод и другая переработка произведения и другие способы использования, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest