«Где у власти возникают проблемы с рейтингом, у горожан больше шансов продавить свои интересы». Депутат Александр Замятин о пересечении двух миров в Москве

Депутат района Зюзино и преподаватель РАНХиГС Александр Замятин в Фейсбуке рассказал о двух «мирах» в столице: «мира» городского хозяйства и «мира» политики, которые нельзя отделять друг от друга. С разрешения автора «Наш Север» полностью приводит пост.

Я как-то совершенно забыл в последнее время о существовании людей, которые могут описать во всех красках убожество городского хозяйства, а потом на полном серьезе предложить пойти договориться с «администрацией» как это все починить без конфликтов, конструктивно, без политики. А зря — такой атавизм капковской оттепели до сих пор существует. Давайте для профилактики проговорим, что здесь не так.

В картине мира этих людей есть две параллельных пространства. Одно — про городское хозяйство, газоны, скамейки, щепу на детских площадках и широкие тротуары. В нем все зависит от уровня кадров: если в Жилищнике найдется хороший садовник, то и с зеленью в районе все будет хорошо. А если как следует поговорить с директором УК или главой управы и найти пересечение интересов, то можно и какие-то серьезные прогрессивные штуки провернуть, какое-нибудь соучаствующее проектирование или образцовый двор с архитектурным проектом, финскими мафами и всеми пирогами.

Во втором пространстве есть политическая борьба (возня), выборы, депутаты, оппозиция — все острое, неконструктивное и без образа будущего. Там живут люди, которые ни с кем ни о чем не могут договориться, ни одного скверика в своей жизни не облагородили и только жалуются на власть. Тьфу.

В чем тут ошибка? Самой важной, экзистенциальной задачей любой «администрации» является удержание власти, будь то путем поддержания рейтинга или фальсификации выборов. Поэтому эти два пространства невозможно разлепить, и надо быть очень наивным человеком, чтобы пытаться провести прогрессивные хозяйственные начинания через «администрацию», игнорируя ее политическую сущность. Одним из ключевых показателей эффективности руководящих чиновников на местах является то, насколько у него «на территории» хорошо голосуют за власть: хоть на думских выборах, хоть на мэрских, хоть за поправки, хоть за участие в эксперименте «Электронный дом» — все это в их головах находится в одном ряду лояльности-нелояльности. 

Даже если там внутри возникают люди, которые хотят работать в первом пространстве обустройства городского хозяйства и не думать про выборы, им приходится учитывать вопросы о власти из второго пространства, потому что таков политический дизайн этой системы. Любой районный начальник дворников озабочен чистотой на территории ровно настолько, насколько ему прилетает от вышестоящего начальства. И периодически от того же самого начальства ему приходит распоряжение, по которому сотрудники его ГБУ превращаются в голоса за власть, а дворники — в армию по срыванию агитационных плакатов. Вся система городского хозяйства в Москве  является по совместительству сеткой кадров для обеспечения результатов выборов. И некоторым чиновникам хозяйственного склада ума это противно, кстати.

Поэтому сговорчивость местных чиновников и готовность прислушиваться с чаяниям горожан прямо пропорциональна способности этих горожан оспаривать их власть. В тех местах, где «Единая Россия» получает сто из ста, «администрации» не имеют никаких стимулов обращать внимание на жалобы местных жителей или урбанистические прожекты прогрессивных ходоков в кабинеты — им с горкой хватает той работы, которую спускают сверху. Там же, где у власти в том или ином виде возникают проблемы с рейтингом, у горожан гораздо больше шансов продавить свои интересы, потому что «администрация» получает от своего политического начальства сигнал, что надо бы как-то «улучшить работу с населением», дабы не росла социально-политическая напряженность — так и за Собянина плохо голосовать начнут, упаси бог.

Казалось бы, такие банальности на уровне Екатерины Шульман, что и говорить об этом не нужно — а нет, все еще попадаются свидетели хозяйственного без политического, конкурсов Минстроя и соучастия в программе «Мой район». 

В то же время с обратной стороны тоже есть вредная крайность, в которой утверждается, что с «администрацией» нельзя разговаривать вообще никогда и ни о чем. И тогда непонятно, что вообще можно делать, и такие люди обычно ничего и не делают, чем доставляют удовольствие той же «администрации. Но это уже другой разговор.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх