Феминистки-сепаратистки предложат женский памятник на Лубянке

Феминистки-сепаратистки устроили акцию по переименованию станций московского метро, предложив назвать их в честь выдающихся женщин, что вызвало ажиотаж в районных группах Фейсбука. «Наш Север» поговорил с основательницей движения «Свободные радикалки» Татьяной Болотиной и узнал, почему «Тимирязевскую» хотят переименовать в «Ковалевскую» , и как далеко готовы зайти феминистки в отстаивании женских имен.
Почему вы выбрали для переименования именно «Тимирязевскую»?
Мы выбрали новые названия многим уже существующим станциям. Но нарисовать плакаты для всех метро и с ними фотографироваться слишком затратно. Мы выбрали 4 станции и 4 имени женщин, которые показались нам наиболее яркими.
Как вы относитесь к самому Тимирязеву, его вкладу в науку и образование?
Я к нему никак не отношусь.
Жители опасаются, что на землях Тимрязевской академии что-то построят, и один из аргументов против переименования станции — чтобы сохранить академию.
Я не в курсе этой истории, но я против того, чтобы присваивали академические земли в целях коммерциализации, построения каких-нибудь элитных комплексов.
Какая была цель у акции?

Целью было привлечь внимание к тому, что в Москве, где несколько сотен станций, нет ни одной, которая названа женским именем.

Вы будете дальше продвигать переименование? Например, от «Селигерской» строят сейчас продолжение, рабочие названия: «Улица 800-летия Москвы», «Лианозово», «Физтех» и «Южный порт».
Мы не настаиваем на том, чтобы переименовывать существующие станции. Но мы хотим хотя бы, чтобы станции, которые сейчас строят, называли женскими именами. Мы думаем о том, чтобы внести официальное предложение на этот счет.
Мы живем в обществе, никуда из него не выписываемся, мы ездим в метро, поэтому нам важно, как названы станции.
Даже если жители поддержат переименование, то средства на это придется брать из бюджета. Готовы ли вы сами профинансировать свою инициативу?
Переименование станции — это очень маленький расход бюджета по сравнению с тем, сколько налогов разворовывают, по сравнению с военным бюджетом и поддержкой диктаторских режимов в других странах. Я думаю, что людям стоит обратить внимание на это, бороться с порочными явлениями во власти и с самой властью.
Некоторые считают такие акции «белым шумом», отвлечением внимания от проблем. Говорят: «этим можно заниматься, если общество абсолютно здорово, нет сирот, стариков без присмотра, решена проблема домашнего насилия».

Замалчивание женского вклада в культуру способствует сексизму, женоненавистничеству, и, соответственно, насилию над женщинами.

Культурная составляющая очень важна, она влияет на социальное сознание. Таким образом, повышение женской видимости — это один из способов борьбы с тем же домашним насилием, с изнасилованиями, с домогательствами на работе и учёбе.
Как феминистки-сепаратистки, исключая себя из структур, где есть мужчины, могут способствовать включения женщин в общество?
Мы дистанцируемся от мужчин, в первую очередь, в личной жизни. Мы бы хотели работать там, где нет мужчин, но пока это немногим удаётся. Если женская значимость будет выше, это поможет созданию чисто женских коллективов, в том числе, рабочих.
Конечная цель — равноправие?
Равноправие — не совсем подходящее слово. Наша цель сепарации — это в первую очередь комфортная жизнь для самих себя.
Общаясь с мужчинами, мы постоянно сталкиваемся с сексизмом, домогательствами, обесцениваем, но мы не хотим с этим сталкиваться, тратить жизнь на общение с такими людьми.
Что вы думаете о споре по поводу памятника на Лубянке?
Я как личность, как городская жительница, хотела бы, чтобы там был фонтан.

Но мы как движение феминисток думаем над тем, чтобы предложить там женский памятник и провести акцию на Лубянке на этот счет.

Фото: facebook.com
Любовь Алтухова


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest