«Может, тебе что-то подкинуть?» Редактор «Нашего Севера» рассказал о своем задержании 2 февраля и суде

Останкинский районный суд оштрафовал редактора «Нашего Севера» Виталия Акимова на 200 тыс. рублей по части 8 статьи 20.2 КоАП РФ (повторное нарушение порядка порядка проведения массовой акции). Журналист был задержан при освещении событий вечером 2 февраля в центре Москвы. Акимов 4 февраля рассказал о ночи в ОВД и подробности суда.
«Меня задержали на Тверской улице у Пушкинской площади вместе с женой, когда я звонил по телефону. Ко мне подошли, заломили руки и потащили в автозак. Он переехал на другую сторону, где его быстро набили задержанными, всего в машине было 26 человек. Всех повезли в Останкинское ОВД.
Остальных завели в актовый зал, а меня отдельно выдернули и повели в кабинет. Со мной отдельно разговаривали в течение часа: решили, что я какой-нибудь [политик] Илья Яшин или [сотрудник Штаба Навального] Дмитрий Низовцев.

Меня допрашивали сотрудники в штатском, представляться они отказались. Сказали, что это не допрос, „мы просто разговариваем“. Но если я не буду отвечать на вопросы, на меня еще статью повесят.

Отобрали пресс-карту и расспрашивали меня, кто я, кем работаю, сколько получаю, про семью спрашивали. Нашли меня в соцсетях, изучали мой профиль. Даже на „HeadHunter“ нашли резюме. Телефон отбирать не стали. Пресс-карту так и не вернули.
Во „Вконтакте“ нашли мои фотографии. Когда я жил в Питере, снялся в фильме с Михаилом Ефремовым. Они нашли фотографию с ним.

Один из сотрудников мне говорит: „Так ты друг Ефремова? Я его знаю, он наркоман. Может, ты тоже наркоман? Может, тебе что-то подкинуть?“

Я так и не понял, что это за два человека были.
Потом меня закрыли в камере. Там была одна кровать на двух человек, еще можно было спать калачиком. Потом привезли еще одного человека, и тогда спали только сидя. Еды и воды не давали — только один раз пустили в туалет, удалось попить воды из-под крана.
На следующий день уже повезли в суд. У меня в протоколе было написано, что я перекрывал движение, выкрикивал лозунги, создавал опасность заражения коронавирусом. У всех задержанных были такие протоколы под копирку.
Там был адвокат от „ОВД-Инфо“, мы настаивали на том, что я работал как журналист на акции. Показывали посты в нашем телеграм-канале, видео и фото, которые я снимал. Судья спрашивал: „Вы аккредитованный журналист?“ Я сказал: „Что значит аккредитованный? У меня есть пресс-карта, редакционное задание, договор с редакцией“. Ответили, что надо было проходить аккредитацию и работать в желтом жилете, чтобы меня не тронули. Без этого для суда и полиции ты обычный участник акции.
Адвокат просила отложить рассмотрение моего дела, чтобы мы успели собрать все документы и доказательства, что я журналист. Судья отклонил ходатайство.

Приговор — 200 тыс. штрафа, хотя мне грозило до 30 суток ареста. Все заседание заняло полчаса. Даже не знаю, что было бы лучше — арест или штраф. Я был морально готов сидеть даже все 30 суток.

Адвокат советовал подавать на апелляцию и дойти до ЕСПЧ. Я буду это делать, но понимаю, что шансов практически никаких.
Когда был в ОВД и суде, думал только о том, как приду домой и буду спать. Сегодня мне уже пишут друзья, предлагают организовать сбор средств на штраф. Думаю, соберем всем миром».


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest