Глыба из прошлого

25 октября 1917 года по старому стилю (7 ноября по новому) отмечено двумя знаменательными событиями: Октябрьской революцией и рождением Льва Кербеля, которому суждено было стать знаменитым на всю страну скульптором. Его памятник Карлу Марксу на одноименной площади был хорошо знаком и москвичам, и гостям столицы. А мастерская Кербеля располагалась в нашем районе — в доме 35 по улице Зорге.
Детство его прошло в Смоленске, потом была учеба в Ленинграде и Москве.
Первая серьезная работа — Мемориал павшим советским воинам в берлинском парке Большой Тиргартен, созданный сразу после войны. Памятник Карлу Марксу появился на 16 лет позже. Он был торжественно открыт в 1961 году, в канун XXII съезда КПСС, и очень нравился тогдашнему главе государства Никите Хрущеву, который заявил: «Скульптурный образ Карла Маркса будет стоять в Москве, и люди будут приходить сюда, чтобы засвидетельствовать свое уважение и признательность великому мыслителю и революционеру». Более сдержанно, но благодарно высказался правнук Маркса, французский художник Фредерик Лонге: «Спасибо вашему народу за то, что он создал в самом центре мира такой вдохновенный монумент!»
Известнейший писатель и журналист Борис Полевой написал статью «У памятника Карлу Марксу», о том, как трудно было доставить в Москву эту тяжеленную гранитную глыбу: «Соединившись в одну гигантскую упряжку, могучие разоруженные танки тащили этот камень прямо по полям на огромном стальном листе… два паровоза общими усилиями тянули необыкновенный груз… рабочие столицы тоже на уникальной автоплатформе провезли монолит по Москве, выбирая глухие улицы, чтобы не повредить подземных коммуникаций».
Кстати, его в 1991 году захотели снести, но не справились именно потому, что он был слишком тяжелый.
Кербель — создатель самого высокого памятника Ленину в Москве, который был установлен в 1985 году на Октябрьской площади, ныне Калужской. Высота его — 22 метра, вес — 200 тонн. Это не оригинальная работа, а копия монумента, сделанного для Биробиджана. Копии биробиджанского Ленина стоят в подмосковных Одинцове и Краснознаменске, в Каменск-Шахтинске и Семикаракорске Ростовской области, Аскарове (республика Башкортостан), Бирюче (Белгородская область) и еще нескольких городах.

С московской копией Кербель успел, как говорится, вскочить в последний вагон уходящего поезда. Спустя несколько месяцев началась горбачевская перестройка, и «лукичи», как называли в народе многочисленные памятники вождю мирового пролетариата, вскоре стали не нужны.
Одна из последних работ Льва Кербеля — памятник Петру Первому на Измайловском острове, в центре Серебряно-Виноградного пруда. Он был открыт в 1998 году. Этот памятник не так монументален, как другие кербелевские скульптуры. Зато насыщен символами. Так, тяжелая мантия — это Россия и монаршая власть. Костюм рабочего под мантией символизирует трудолюбие Петра. Ботфорты говорят о прогрессе, в противовес лаптям. По первоначальному, невоплощенному замыслу один — только один — из ботфортов должен был украсить рыцарский доспех, что указывало бы на разнообразие интересов и талантов Петра. Якорь и канат здесь — в честь трехсотлетия русского флота; жаль, к этой дате памятник не успел: отпраздновали двумя годами раньше. Эту скульптуру мало кто заметил: практически одновременно появился еще один памятник Петру — шокировавшая москвичей работа скульптора Зураба Церетели, в самом центре города и совершенно циклопических размеров.
Лев Кербель скончался в 2003 году, в возрасте 85 лет.
За год до смерти он завершил свою последнюю работу — «Скорбящего моряка», памятник экипажу атомного подводного крейсера «Курск».

Он стоит у входа в Музей Вооруженных сил. Моряк, снявший бескозырку, лодка, накренившаяся и взявшая курс на свое последнее погружение… Предельно просто, но это одно из самых удачных творений Кербеля.
***
Сейчас несколько его работ можно увидеть во дворе его бывшей мастерской на Зорге, 35. В этом здании — разные организации, и скульптуры выглядят здесь заброшенными и неуместными. Эпоха ушла безвозвратно, величавые и пафосные монументы уходят вместе с ней. Современная городская скульптура — другая: легкая, живая, соразмерная.
Ну кто сейчас придет в священный трепет от гигантской глыбы с головой Маркса? А впрочем, этому кербелевскому памятнику и в советскую эпоху дали кличку «холодильник с бородой».

Алексей Митрофанов
Фото: pastvu.com, soil.msu.ru

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на nash-sever.info с указанием источника в тексте материала. Под использованием понимается любое воспроизведение, распространение, доведение произведения до всеобщего сведения, перевод и другая переработка произведения и другие способы использования, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest