АэропортСавёловскийХорошевский

Мозаика небес и улиц: художник о работе в САО и конфликтах с властями

На улицах САО можно увидеть не только зеркальные мозаики, но и их авторов – художников из дуэта «Небесные рыбы»: Ивана и Дарью Никитиных. Вот уже восемь лет они монтируют на московские стены домов свои зеркальные мозаики. Корреспондент «Нашего Севера» встретилась с Иваном Никитиным и поговорила с ним о начале их пути, отношениях с полицией и поддержке местных жителей.

Биография:

Супруги Иван и Дарья Никитины – художники-монументалисты, специалисты по витражам. Дарья – профессиональный художник, она закончила Московский государственный университет печати, Иван по образованию журналист и актер. Витражи Никитины учились делать в мастерской при Симоновом монастыре, а восемь лет назад решили создать собственный стрит-арт-проект. Десятки работ «Небесных рыб» можно встретить в Москве, Петербурге, Перми, Париже и даже на Гоа.

Философия зеркал

Работать с зеркалами Никитины начали случайно. «Совпало так, что нам на халяву перепала куча материала», – рассказывает Иван. Под авторскую идею они подвели философию: «Резаное зеркало сложной формы открывает портал в другую реальность, которая сложена из кучи осколков. Ты должен изначально обойти вокруг и понять, что там будет отражаться».

Первую мозаику Дарья и Иван сделали в переходе на Ленинградском проспекте. «Первые работы – конечно, стресс, – объясняет Иван. – Мы не понимали, как будут реагировать люди».

К художникам подошел местный управдом, посмотрел эскиз и ушел. «Вскоре подъехали полицейские:

«Опачки, что это вы тут творите?» Мы показали эскиз и заявили, что нам разрешил управдом. «А вы знаете что здесь бордель?» – спросили полицейские. И уехали».

Полицейские работать обычно не мешают. «Первые пару лет было страшно, а потом уже нет», – говорит Иван.

«Все решают люди»

Несколько лет назад активисты с юга Москвы попросили «Небесных рыб» сделать работу в одном из дворов. Причем предварительно согласовали с властями. Иван рассказывает:

«Чувак подписался на наш инстаграм, ему понравились работы, он вышел на префекта и выбил нам стену без бумажек».

А во время монтажа подошел сотрудник МОЭК (Московская объединенная энергетическая компания): «О, это наша собственность, вы не имеете права, ну-ка немедленно демонтируйте!» Тогда активист связался с префектом, сотрудник МОЭК извинился и ушел.

Вообще последние крупные работы «Небесные рыбы» делали по той же схеме: жители района сами договаривались с властями.

Иван говорит, что жители САО реагируют на мозаики «очень позитивно»: «Когда делаю большую работу, стою на лесах на двухметровой высоте в наушниках, общаться сложно. А сейчас работая (в Савеловском. – Прим. ред.), с половиной района познакомился, узнал кучу музыкантов танцоров, бабушек, мамочек».

Согласование с властями спасает не всегда. В районе Аэропорт висит одна из работ Никитиных – «Ника». «Однажды мне начали звонить какие-то мамочки, какой-то депутат, кто-то из префектуры, журналисты. Я приезжаю на объект, там стоят три несчастных узбека, уже дочищают мою мозаичку».

Иван попросил работников ЖКХ связать его с их начальником, но они отказались. Тем временем у мозаики собрались местные жители, чтобы защитить художника: «Я, пока эту мозаику делал, у всего двора на респектах был». В итоге благодаря заступившимся за него горожанам главный элемент работы – саму «Нику» – коммунальщики не тронули.

Почему Иван не конфликтует с начальством и жильцами во время монтажа? У него готов ответ: «Небесные рыбы» делают «годный» продукт. Однако госзаказы Никитины стараются «обходить»: с властями сложнее согласовывать эскизы и конечную работу, чем с коммерческими заказчиками.

Видео-репортаж «Нашего Севера» :

Почему разбивают зеркала

«Разбивая мозаики, люди видят свое отражение, грусть и безысходность. По сути, это агрессия, которую они вымещают», – говорит Иван.

В течение трех лет он создавал работы на Верхней Масловке, однако их постоянно уничтожали.

«В прошлом году я сделал рыбу с щупальцами на стене трансформаторной будки, пришел на следующий день, она уже была вся разбита».

Спустя год на месте, где раньше была его работа, появились рисунки других художников. Тогда Иван решил снова сделать мозаику на будке. «Когда пришли коммунальщики, все работы закрасили, а мою не тронули». Художник называет это «диалогом с улицей».

«Это нормальная практика в Европе, если ты делаешь действительно классный продукт, власти как минимум не мешают тебе. Те, кто активно плачет, что граффитчиков притесняют… Меня никто не притеснял, ни одного штрафа. В России можно заниматься стрит-артом так, чтобы тебе никто не мешал».

Любовь Алтухова

Фото: facebook.com/skyfishstreetart/

Адреса мозаик в САО:

«Глубоководный удильщик»: Савеловский р-н, ул. Верхняя Масловка, 7, с. 3;

«Дракон Хаку»: Хорошевский р-н, Ходынский бульвар, 4, ТЦ «Авиапарк», желтый корпус;

«Косяк тунцов»: Хорошевский р-н, образовательный центр № 1409, Ходынский бульвар, 3;

«Каракатица»: Аэропорт, Петровско-Разумовская аллея, 8;

«Луна»: Аэропорт, Петровско-Разумовская аллея, 2;

«Ника»: Аэропорт, ул. Часовая, 7;

«Пингвины»: Савеловский р-н, ул. Верхняя Масловка, 8;

«Ника»: Аэропорт, ул. Часовая, 7;

Обсудите новость с жителями Северного округа в нашем сообществе в Facebook
Поддержите «Наш Север»

Считаете, что о вашем районе должна писать честная пресса, а не только мэрские газеты? Станьте партнером «Нашего Севера».