Родители и эксперты об итогах работы бывшего главы депобразования Исаака Калины

Мэр Москвы Сергей Собянин 22 июля уволил главу департамента образования Москвы Исаака Калину, который занимал эту должность с 2010 года. Калина известен, как идеолог реформы объединения школ и детских садов, идущей в столице с 2011 года. «Наш Север» узнал мнение об итогах работы Калины и возглавляемого им департамента у родителей учащихся московских школ и оргсекретаря профсоюза «Учитель» Ольги Мирясовой.
Наталья Михеева, мама учащихся школы № 1409
«Чтобы выполнить „майские“ указы Путина о повышении зарплат педагогам, столичные чиновники от департамента образования занялись объединением школ. То есть объединяют две школы и сокращают ставки преподавателей. Вместо двух преподавателей остается один, у него кратно увеличивается нагрузка, но ему дотягивают „за уши“ зарплату. И вроде бы указы Путина выполнены, но есть ли польза для детей и образования?
Аналогичная ситуация в детских садах. Раньше в каждом садике принимал бесплатно логопед. У нас на Ходынке садики объединили с гимназией, и ставки логопедов сократили. Условно говоря, от пяти работающих логопедов остался один на все сады. В итоге, ни один из моих троих детей к логопеду так и не попал. Под эту лавочку Калина убирал неугодных директоров, учителей, младший персонал».
Светлана Бердичевская, мама учащихся школы № 113, член движения «Школа — Наше дело»
«В поправках к Конституции было заявлено, что дети находятся под защитой государства. Но чиновники департамента образования на это плюют. Для них дети — это помеха, которая мешает им проводить реформы.
Вспомним злополучное объединение школ. В моей школе, где до сих пор учатся мои дети, директор знал каждого в лицо, знал ситуацию в семье. Какие-то конфликтные ситуации в школе педагогический состав мог предвосхитить. Но после объединения школ как учителю или директору можно погрузиться в судьбу пяти тысяч детей?
Нашего бывшего директора Давора Туба уволилиза то, что ученик 8 класса ударил по лицу преподавательницу, когда она пыталась забрать у него наушники во время урока. При этом родители учеников требовали оставить директора на своем посту. Пытались доказать, что это не его вина, а вина системы. Ведь мальчик, который ударил учительницу, был с тяжелым девиантным поведением. Таких детей в советское время отправляли в коррекционные школы, но не как в тюрьму: в этих школах были психологи, дефектологи. А теперь коррекционные школы закрывают, вводят инклюзивное образование. Это само по себе хорошо, но в обычных школах при этом не создали условий для обучения сложных ребят. Так, из-за одного такого инцидента школа лишилась талантливого директора».
Дмитрий Шаповалов, администратор группы в Фейсбуке «Управляющий совет школы — открытый проект», соавтор петиции 2014 года об отставке Исаака Калины
«Все эти идеи: выравнивание, слияние, подушевое финансирование школ — это не его идеи, он исполнитель. Его основной задачей была кадровая политика. Калина сумел вынудить уйти старых опытных директоров школ, чтобы заменить их на своих ставленников. Главный итог его работы — управление школами идет через насилие и ложь. Никакого равенства мы не получили. Так и остались „блатные“ школы, у которых очень хорошее финансирование, а остались школы, которые испытывают дефицит средств. Единственный позитивный итог этого — он все-таки поддержал школы, пусть и те, которые ему нравились».
Оргсекретарь профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова
«Главная проблема — [при Исааке Калине] не было обратной связи с департаментом образования. Была выстроена такая репрессивная модель, при которой целью директора школы стало отсутствие жалоб от родителей — это стало гарантией сохранения его поста. Поэтому директор был заинтересован в том, чтобы жалобы родителей не доходили до чиновников департамента образования. Но из-за этого конфликты внутри школы разрешали в пользу родителей, а учителей делали крайними. Конфликт из-за спорной оценки, плохого поведения ребенка — виноват оказывался учитель.
Была идея дать ученикам одной школы ради дополнительного образования пользоваться ресурсами других школ — лабораториям, классами, оборудованием. Но и она не реализовалась, так как интенсивность обучения высокая, а нужные школы часто разбросаны по разным районам. В итоге, немногие дети ходят в другие школы ради допобразования».
Фото: zavtra.ru


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest