КоптевоСавёловскийТимирязевскийХорошевский

Стихи от продавца шаурмы, разогретое в чайнике пиво и игры в «чудовище»

Жители САО вспоминают любимые места до карантина

Уже почти два месяца жители Северного округа из-за режима самоизоляции сидят по домам и не имеют возможности гулять как раньше. «Наш Север» поговорил с горожанами о том, какие истории связывают их с районом и по чему они больше всего скучают.

Евдокия Галямина, жительница Тимирязевского района

Шаурменная на Костякова когда-то была самой вкусной в Москве. Там работал повар, который стал звездой нашего района. Он сам приносил специи, смешивал соусы. К нему выстраивались очереди, чтобы только с ним пообщаться. Он читал нам свои стихи, рассказывал про активную личную жизнь, всегда расспрашивал нас. Хотя очереди к нему были всегда большие, у него со всеми складывались свои отношения. Потом он уволился, но сейчас в этом месте тоже очень вкусная шаурма.

Еще одна история связана с парком «Дубки». Депутаты запускали на озере домики для уток. Когда они сели в надувную лодку, то поняли, что грести нечем. Но откуда-то взялись лопаты, и они поплыли. За ними шла толпа с детьми.

Все пили какое-то дурацкое шампанское из дурацких стаканчиков, ели бублики. Такого чувства соседства я вообще никогда не испытывала.

Почему-то мы не согласовали, что напишем на домиках, и одна жительница написала: «Уткам – Жители». Эта фраза усилила важность этого домика.

Петр Кулешов, житель Тимирязевского района, ведущий телепередачи «Своя игра»

Напротив кинотеатра «Искра» сейчас магазин «Пятерочка». Когда я учился в старшей школе, там была стекляшка «Кафе-мороженое». Но после кино мы ходили не есть мороженое, а пить сухое вино в этом самом доме. Один мой приятель как-то выпил много вина и звонил из телефонной будки своей маме. Когда она спросила его: «ты где?», он вывалился из будки, чтобы посмотреть ближайшую вывеску, и сказал: «Я в Амстердамском [Астрадамском] проезде». Там находились амстердамские огороды, и это действительно искаженное название от «амстердамский».

Еще одно дивное воспоминание связано с пляжем пруда Тимирязевской академии, у нас это называлось «на Байкале».

Пляж функционировал и зимой: там стоял пивной киоск, и даже в 20-ти градусный мороз на этот пляж стекались люди. Продавщица наливала пиво из чайника, который она предварительно нагревала на огне, чтобы пить теплое пиво.

Там раньше были рядом хрущевские домики, где жили многие мои одноклассники. Сейчас все сломали, но пляж остался.

Наталья Михеева, жительница Хорошевского района

Кинотеатр «Ленинград», который хотели снести под ТЦ, находится в историческом парке. Я там никогда не была до участия в движении «За парк», хоть и жила рядом. Когда все стали разрывать, оказалось, что там захоронения солдат Первой мировой войны.

Этот парк – не просто какие-то деревья, а чуть ли не единственное место в Москве, посвященное Первой мировой войне.

Там есть обелиск, памятный знак, летом делали прудик с аттракционами и площадки для детей. Мы с тремя детьми там гуляли. У нас есть еще Березовая роща, в ней классно гулять, но нет такой отметки истории, как в этом месте. Сейчас оно закрыто, но я бы с удовольствием туда сходила.

Елена Волкова, жительница района Коптево:

 

Однажды на праздник во дворе к нам приехали артисты с МУЗ-ТВ. Привезли музыкальную аппаратуру, был концерт и игры. Один из них жил в нашем доме и решил помочь, когда увидел насколько здорово прошло благоустройство двора. Нам удалось организовать детский авто-городок, жители участвовали в озеленении: поставили вазоны и вертикальные горшки для цветов. Когда закончили, жители четырех домов решили это дело отпраздновать.

Мы часто проводили праздники двора. Даже дни рождения детей отмечали: проводили игры, конкурсы.

На День Победы приглашали ветеранов, про которых забыла управа. Совместные действия людей объединяют.

Ирина Михеева, жительница Савеловского района

Сын Ирины Федор (справа) и его друг Глеб

Больше всего я скучаю по «мамской тусовке». Вечерами собирались много мам, дети играли. Они сейчас тоже по друг другу скучают.

Однажды моя мама гуляла с сыном. Она болтушка: молодых мам уму-разуму учила, советы какие-то давала. У ребенка была светленькая кепочка, и она по ней ориентировалась, что он где-то рядом. В какой-то момент он снял кепку, и она кинулась: «Ой, Федя пропал!». Там в основном все мальчишки одного возраста, но другие мамы знали как он выглядит и его быстро нашли.

Мамы привыкли «пасти» своих детей, параллельно занимаясь своими делами, а наша бабушка забалтывалась и все. Федя то снимал кепку, то надевал. Бабушка кидалась, но мамы ее успокаивали: «Да вот же он!». И бабушка давай дальше болтать.

Еще дети играли в «чудовище». Они делали вид, что за теплостанцией посреди двора что-то происходит и забегали за нее, с площадки их уже не было видно. Когда темнело и они туда забегали, нам уже становилось стремно. А детям – весело.

Любовь Алтухова

Поддержите «Наш Север»

Считаете, что о вашем районе должна писать честная пресса, а не только мэрские газеты? Станьте партнером «Нашего Севера».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.