На глубине Москвы

Сокровища минувших времен находятся буквально у нас под ногами. Если их искать, сохранять и выставлять на обозрение туристов и жителей, наш город станет поистине бесценным памятником русской культуры со Средних веков до наших дней.
Провал в прошлое в отдельно взятом районе
Многие из вас в начале апреля в группе Facebook «Жители Тимирязевского района» прочли: во дворе многоэтажного дома в Старом Петровско-Разумовском проезде, обнаружился странный провал. Осмотр показал, что внутри сохранился настоящий, «бревнышко к бревнышку», сруб. Главный археолог Москвы Леонид Кондрашев написал, что это колодец. «Скорее всего, не старый. Спускаться опасно — провал расширяется». Краевед Евгений Плисс предположил, что это фундамент одного из домов исчезнувшего села Петровское-Зыково. До революции Петровское-Зыково так активно застраивалось, что в 1910-х специалисты били тревогу: под застройку шло 2/3 здешней земли.
Подобные находки характерны для районов, которые возникли на месте бывших подмосковных поселков и деревень. Гений места пытается сообщить москвичам: вы в 1960-х годах приехали не в чисто поле, люди жили здесь не один век.
Нас это мало интересует, довольствуемся беглым школьным курсом истории, да и сегодняшних хлопот хватает. И городские власти не способствуют сохранению старинных артефактов. Так, после начала работ по программе «Моя улица» количество находок в центре увеличилось в разы, но либо их просто убирают в музейные запасники, либо ограничиваются пресс-показом.
А под пресловутой плиткой или еще не исчезнувшим с наших улиц асфальтом обнаруживаются настоящие сокровища…
Город, вросший в землю
Давно идут разговоры о превращении старого коллектора Неглинной в музей. Он способен привлечь тысячи туристов. А еще в июле 2016 года на территории Высоко-Петровского монастыря найден старинный колодец XVII века. Археологические работы там ведутся крайне тщательно, не исключено превращение объекта в часть музейной экспозиции.
Можем ли мы даже представить, как менялись из-за людей московские глубины? Надежда Аникина исследовала данные по 30 тысячам пробуренных в разное время в городе скважин. Она пишет о так называемых техногенных, то есть связанных с деятельностью человека, отложениях: «Их средняя мощность составляет 2,8 м, максимальная увеличивается до 20 м». Такие находки есть в долинах рек Неглинная, Сара, Кровянка, Копытовка, в районе метро Беговая, в районе Лужнецкой поймы у Фрунзенской набережной, засыпаны несколько участков Сукина болота в районах Печатники и Текстильщики.
Где мостовые скрипят, как половицы
Деревянные мостовые, обычное явление в Московской Руси, были обнаружены в 2016 году на Тверской, а в 2017 году — на Большой Лубянке и Сретенке. Консервацию и подсветку их вряд ли сложно организовать. Но это почему-то не сделано. Впрочем, с начала 1990-х годов в городе сложилось наплевательское отношение к археологическим памятникам.
Возведение ТЦ «Охотный Ряд» на Манежной площади принесло столько открытий, что любые Помпеи обзавидовались бы. В районе Покровских Ворот уже несколько лет стоит, поливаемая дождями и засыпаемая снегом, часть стены Белого города, обнаруженная при строительстве автостоянки. В мае 2017 г. в переулках Сретенки строителям открылся фундамент снесенной церкви Спаса в Пушкарях и часть некрополя. Добавим клад в полой шахматной фигуре времен Иоанна Грозного, выкопанной в районе Пречистенки (тоже май этого года). Тайную комнату того же XVI века в Китайгородской стене напротив церкви Иоанна Богослова под Вязом — «слух» для выведывания разговоров неприятеля на случай осады (март этого года).
Мы уже привычно цитируем Роберта Рождественского: «В городе сотни дорог, / Вечность в себе таящих, / Город — всегда диалог / Прошлого с настоящим». Но задумываемся ли, что настоящее Москвы — это мы, значит, нам и вступать в диалог с прошлым?
Павел Гнилорыбов

Добавить комментарий

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на nash-sever.info с указанием источника в тексте материала. Под использованием понимается любое воспроизведение, распространение, доведение произведения до всеобщего сведения, перевод и другая переработка произведения и другие способы использования, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации.


© 2014- Газета “Наш Север”

Наверх

Pin It on Pinterest